ПОРТАЛ «АКТУАЛЬНЫЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ» | ПРИРОДА ПОНЯТИЯ «ЛИДЕРСТВО» ПО С.С.СТЕПАНОВУ




 ПРИРОДА ПОНЯТИЯ «ЛИДЕРСТВО» ПО С.С.СТЕПАНОВУ


«В конце ХIХ в. английским естествоиспытателем Ф. Гальтоном был изобретен оригинальный метод выявления типических черт – так называемый составной фотопортрет. За счет наложения на одной фотопластинке изображений нескольких лиц получался совокупный образ, в котором индивидуально-своеобразные черты оказывались размыты, а типические – акцентированы. Интересно, что первоначально задуманный для выявления внешних черт одаренности составной фотопортрет именно в этой сфере не дал никаких достоверных результатов.[…] 

С древнейших времен и до наших дней предпринимаются разнообразные попытки вывести универсальную «формулу лидерства» – увы, практически с тем же результатом, что и в фотографических опытах Гальтона. 

В последние годы на наши книжные прилавки выплеснулась волна псевдопсихологических руководств типа «Лидер в тебе», «Лидером может стать каждый» и т. п. 

Соответственно, «прогрессивные» родители и педагоги озабочены тем, чтобы новое поколение наконец-то выросло не исполнителями-«винтиками», а непременно лидерами. При этом мало кто задает себе вопрос о целесообразности и даже возможности всеобщего лидерства. Мало кому приходит в голову, что шеренга Наполеонов была бы, вероятно, еще менее боеспособна, чем неуправляемая орда. А уж что говорить о семье, каждый член которой считает себя главой? Не в этом ли причина всемирного кризиса семьи, по счастью еще не коснувшегося тех «отсталых» регионов, где глава по традиции один?

Вопросов на эту тему возникает великое множество. И было бы большим преувеличением заявить, будто у психологов на все эти вопросы готовы исчерпывающие ответы. 

Правильнее сказать, что насчет природы лидерства существует много версий и гипотез, каждая из которых позволяет рассмотреть это явление под определенным углом. Составной портрет еще ждет своего завершения. Но самые колоритные мазки позволяют распознать хотя бы приблизительный контур. Присмотримся к нему повнимательней.[…] 

Многие поколения мыслителей анализировали взаимоотношения руководителя и руководимых, правителя и подданных, особое внимание уделяя психологическим качествам лидера, отличающим его от «массы». 

Так, согласно Конфуцию правителю следует почитать «пять прекрасных качеств»: «благородный муж в доброте не расточителен; принуждая к труду, не вызывает гнева; в желаниях не алчен; в величии не горд; вызывая почтение, не жесток». Подобные суждения мы находим у Платона, Сенеки, Марка Аврелия, Макиавелли, Гоббса, Руссо, Ламетри, Карлейля, Ницше и др. 

При этом роль обучения и необходимость соответствующего воспитания руководителей и лидеров отмечалась немногими (среди них Аристотель, Гельвеций, Кант, Розанов). Вообще применительно к воспитанию и образованию концепции лидерства сложились лишь в ХХ в., что связано с широким распространением системы общественного воспитания и всеобщего образования. А до той поры рассуждения о лидерстве редко выходили за пределы сферы политической.

На становление современных теорий лидерства особенно сильное влияние оказал Ф. Ницше. Первоосновой мирового процесса он вслед за Шопенгауэром объявлял волю к власти. «Ненасытное стремление к проявлению власти» рассматривается им как «творческий инстинкт». Стремление к власти, утверждает Ницше, – естественное состояние человека, смысл и содержание истории. Помехой этому естественному стремлению, по его мнению, является мораль, которую он называет «оружием слабых». Стремящийся к власти должен презирать мораль, чтобы она не висела у него гирей на ногах, не должен гнушаться средствами, являющимися в глазах «толпы» аморальными. Ибо утверждение лидера, выявление его индивидуальности несравненно важнее, чем судьбы последователей, людей«неполноценных. 

Откровенно элитарная концепция Ницше основана на делении общества на духовную аристократию (лидеров) и «недочеловеков», судьбы которых – быть ведомыми.

Становится понятно, отчего Ницше выступил кумиром идеологов Третьего рейха… […] 

Вот только отчего эпитет «элитарный» снова выступает у нас главным инструментом рекламы и PR? Уж больно никому не хочется быть недочеловеком, сверхчеловеком – куда соблазнительнее! О том, чтобы просто быть человеком, к сожалению, мало кто задумывается…

Кое в чем Ницше предвосхитил типологию лидерства, созданную почти столетие спустя. Он различал лидеров толпы, ее ставленников, и «подлинных героев» – «сверхчеловеков», презирающих толпу и не дающих ей возможности воздействовать на себя. Положения Ницше были использованы в модели внешне-ориентированного человека Д.Рисмена (человека толпы) и внутренне-ориентированного, опирающегося на собственные ценности, в типологии лидеров Ю.Дженнингса.

Большое влияние на современные теории лидерства оказала концепция подражания французского психолога Г.Тарда, одного из основоположников социальной психологии. Все достижения цивилизации, утверждал Тард, – результат деятельности выдающихся личностей; последователи (огромное большинство) подражают вождю, творческой личности. Великий лидер – «высшая случайность, высший источник социального развития». 

Он подвергает последователей гипнотическому воздействию. Последователи третируются Тардом как толпа. 

Общественный прогресс обязан лидерам-изобретателям, преодолевающим косность толпы. Социальное движение, согласно Тарду, осуществляется по схеме: 

1) лидер-новатор борется с косностью толпы; 
2) толпа увлекается нововведением; 
3) толпа послушно идет за лидером, подражая ему. 

Чтобы иметь успех у толпы, лидер должен «бить по ее нервам»; мнимое единодушие толпы – просто слепое подражание лидеру; без лидера толпа – обезглавленное чудовище, которое не может самостоятельно действовать; толпу часто увлекают «не избранники, а отбросы», толпа не рассуждает, она верит лидеру, находится под его обаянием, она презирает слабого лидера и рабски покоряется сильному.

Соотечественник Тарда Г. Лебон несколько иначе расставляет акценты во взаимодействии лидера и масс. Он утверждает, что общество вступило в «век масс», когда главную роль в социальной жизни играет толпа, последователи стали доминировать над лидерами, задавая им программу деятельности. Толпа ниспровергает авторитет «законных» лидеров и идет за теми, кто обещает ей новую иллюзию. Лебон пишет (а через полстолетия эти мысли повторят У. Липпман и С. Хаддлистон), что лидеры, вместо того чтобы направлять мнение толпы, стараются за ним следовать. «Они боятся этого мнения, и эта боязнь, иногда доходящая даже до степени ужаса, лишает их устойчивости в поступках.

Лидер рассматривается Лебоном как чисто психологический феномен: его власть зиждется на сознательном или чаще бессознательном использовании законов психологии. «Все властители мира всегда были бессознательными психологами, инстинктивно понимающими душу толпы…» 

Тем же, кому интуитивного дара недостает, Лебон предлагает соответствующие рекомендации: 

нужно «не скупиться на сильные выражения», преувеличивать, декларировать, повторять и никогда не пробовать доказывать что-нибудь рассуждениями – «кто умеет вводить толпу в заблуждение, тот легко становится ее повелителем; кто же стремится образумить ее, тот всегда бывает ее жертвой». 

(Кажется, многие нынешние лидеры «школ духовного роста» либо знакомы с этой концепцией, либо интуитивно открыли ее сами; а их простодушные противники все еще пытаются рассуждать, взывая к логике и здравому смыслу…)

Пожалуй, наибольшее влияние на современные зарубежные теории лидерства оказали взгляды З.Фрейда

Как известно, цивилизация, по Фрейду, – сублимация влечений человека, прежде всего сексуальных. Инстинкты подавляются социокультурной средой (следствие социализации личности, принятия ею норм морали); импульсам, порожденным инстинктами, преграждается вход в сознание, но заряд психической энергии не снимается, он ищет обходных путей своей реализации, оборачиваясь неврозом. Такими невротиками, полусумасшедшими являются, по Фрейду, великие люди, лидеры. 

Среди их инстинктов преобладает стремление господствовать над другими. (Фрейд приводит длинный список выдающихся личностей, оказывавшихся маньяками и параноиками.) Подавленное либидо сублимируется у них прежде всего в стремление к власти, к лидерству. Это стремление в ряде работ Фрейда подводится под эдипов комплекс, объясняется соперничеством между жестоким, ревнивым отцом и его сыновьями.

Вот как представлял Фрейд происхождение лидерства: 

«…первобытной формой человеческого общества была орда, над которой неограниченно властвовал сильный самец… Человеческие массы показывают нам опять-таки знакомую картину властного самодержца среди толпы равных между собой товарищей. Психология этой массы соответствует регрессии до примитивной душевной деятельности, которую можно было бы приписать именно первобытной орде». Фрейд считал, что «только влияние исключительных личностей, которых масса признала своими вождями, может заставить ее обратиться к полезной работе… Но они стоят перед опасностью, из боязни потерять свое влияние, в большей степени подчиняться массам, чем массы подчиняются им; поэтому представляется необходимым, чтобы такие люди были независимы от массы».

Согласно Фрейду исторический процесс развивается под определяющим воздействием великих лидеров. В духе Лебона (на которого он постоянно ссылается) Фрейд рассматривает лидера как гипнотизера, воздействующего на последователей.

«Гипнотизер утверждает, что он обладает таинственной силой, лишающей субъекта его собственной воли, или, что то же самое, субъект верит в то, что гипнотизер обладает такой силой. Эта таинственная сила – в публике ее часто называют магнетизмом – должна быть той силой, которая являлась для первобытных народов источником табу, то есть силой, исходящей от начальников, благодаря которой к ним опасно приближаться».

Фрейд утверждал, что массы нуждаются в авторитете лидера, аналогичном авторитету отца семейства. «Огромное большинство людей испытывают жгучую потребность в авторитетах, перед которыми они могли бы преклоняться, которые господствуют над ними, а иногда и дурно обращаются с ними. Из психологии мы узнаем, откуда идет эта потребность масс. Она идет от тоски по отцу, которая живет в каждом из нас с детских лет… все черты характера, которыми мы наделяем великую личность, являются отцеподобными чертами, и в этом отцеподобии и заключается до сих пор ускользающая от нас сущность великой личности».

Концепцию Фрейда повторяют и более поздние теоретики лидерства Г.Лассуэл, Э.Эриксон, Р.Холмс. И.Никкербоккер почти текстуально воспроизводит фрейдовскую интерпретацию лидерства: 

«У каждого из нас был отец, фигура, обладавшая престижем, наделявшаяся магическими качествами. Многие из нас находили безопасность в этой фигуре. И поскольку мы продолжаем нуждаться в безопасности, может быть, продолжаем нести с собой с детства символ отца, Лидера».

Следует отметить, что все подобные интерпретации касаются преимущественно фигур крупных вождей, руководящих большими массами. Для объяснения лидерства в малых группах – на чем сосредоточилась психология ХХ в. – такие концепции оказываются ограниченно годны. Ведь в большинстве повседневно наблюдаемых примеров лидерства приходится сталкиваться отнюдь не с великими личностями. 

Однако ж – несколько особенными. 

Это психологическое своеобразие личности лидеров и стало предметом пристального внимания психологии в ушедшем столетии.
Еще полвека назад американский психолог М. Шериф писал, что теория великой личности себя изжила. На самом деле ее отголоски явно прослеживаются в последующих социально-психологических концепциях. Наиболее ярко связь эмпирических исследований лидерства с традиционной «героической» интерпретацией истории можно проследить в так называемой теории черт. Ее сторонники уделяют особое внимание личным качествам лидера. Разработанная ими методика, получившая широкое распространение в 30—50-е гг. ХХ в., используется и сегодня. Лидерство в рамках этой теории объясняется как социально-психологический феномен, как совокупность определенных личностных и характерологических черт.

Примером исследования, базирующегося в основном на этом подходе, может служить монография американского психолога Э.Богардуса «Лидеры и лидерство». В ней автор перечисляет десятки качеств, которыми должен обладать лидер, – чувство юмора, такт, умение предвидеть, способность привлекать к себе внимание и т. д.

Казалось бы, бесспорно, что для достижения ведущих ролей необходимы определенные качества: одни из них даются от природы, другие могут быть сформированы в процессе самосовершенствования. 

Каковы же эти черты?

К сожалению, найти четкий ответ на этот вопрос не так просто. И тому есть много причин. 

Во-первых, одни и те же качества могут пониматься разными людьми совершенно по-разному. Так, журнал «Форчун» в ответах на анкету «Черты, необходимые для лидера» получил 147 толкований одного только понятия «надежность». К тому же в палитре психологических качеств, отмеченных разными авторами, многие черты не столько сочетаются, сколько противоречат друг другу.

Американский исследователь П.Друкер среди лидерских черт особо отмечает умение анализировать, взвешивать обстановку и делать правильный выбор, улаживать разногласия. В то же время требуется способность к быстрым и решительным действиям, к смелым интуитивным решениям.

Современный лидер прежде всего должен быть честолюбивым и обладать несомненным талантом организатора. 

Далее ему нужны: 
напористость, 
размах, 
воображение, 
чувство нового, 
инициативность, 
умение разбираться в людях, 
чувство ответственности. 

Он должен быть жестким, когда нужно, уметь извлечь урок из собственных ошибок. 
Уметь выслушать, быть объективным. 
Владеть собой. 
Быть человеком слова. 
Допускать (в известных пределах) критику, мыслить перспективно. 
Не увлекаться деталями, не упускать главного. 
Сохранять уверенность перед лицом неопределенности.
Чтобы совмещать все эти качества, надо с самого начала быть оптимистом. 
Обладать чувством юмора. 

В одной из популярных книг читаем: «Современное управление требует лидеров, из которых бьет фонтан энтузиазма, особенно когда дела идут плохо».

Кроме всего этого необходимо предвидеть будущую ситуацию, уметь налаживать контакты и искусно вести переговоры. Быть политиком: знать, кого погладить и на кого поднять голос. Быть скромным: не гнушаться просить совета у знающих людей. Красноречие. Обаяние. Ну и, конечно, неистощимая энергия.

Плохо, если человек груб, вспыльчив, высокомерен, не терпит критики. Даже осанка имеет значение, даже модуляции голоса. «Будьте веселы, – советовал известный бизнесмен Б.Барух, – вокруг и без того хватает похоронных физиономий». 

«Не надо вечно хмуриться, – повторяет У.Уайт, редактор журнала «Форчун». – Лидер не может позволить себе такую роскошь, ибо это распространится вниз по всей линии и в конце концов вернется и ударит по нему самому».

Руководители преуспевающих корпораций, пишет социолог В.Паккард, разработали стандарт внешности менеджера, способного внушать окружающим уважение и доверие. Здоровый вид, приветливо-открытое выражение лица, недорогой серый костюм, простые манеры. Желательно, чтобы он был высок и строен. Подбородок, разумеется, волевой, что имеет особое значение.

Социолог Бэттон насчитал пятьдесят качеств, необходимых для идеального лидера, и среди них главное, по его мнению, – актерские способности. 

К.Бэрд, обобщив 20 исследований, назвал 79 черт, характерных для лидера.

Но, оказывается, нет ни одной черты, насчет которой были бы согласны все авторы.

Ясно, что многие из указанных свойств полезны для любого человека, какие бы цели он ни ставил на своем жизненном пути. Некоторые из этих качеств действительно отличают преуспевших особ. Во многом эти люди схожи и отвечают некоему стихийно сложившемуся стандарту. Но обыкновенно они сильны в чем-то одном и слабы в другом. 

Большинство преуспевших личностей не обладают многими из перечисленных качеств, да и не могут все достоинства сочетаться в одном человеке. Более того, все указанные достоинства ничуть не реже встречаются у людей, ни в чем не преуспевших. 

Действительность далека от этих рекомендаций. 

Как сказано в «Справочнике по личному составу», изданном в Нью-Йорке, «по правде говоря, мы и сами не знаем, какие же свойства определяют разницу между успехом и неудачей». Как считает Г.Оллпорт, из 17 000 определений, используемых в английском языке для описания человека, почти каждое может быть использовано для характеристики лидера.

Из всего сказанного следует важный практический вывод. Не существует определенных личностных черт, наличие которых гарантирует успех.Успеха могут добиться люди, обладающие самыми разными достоинствами, и это должно вселять уверенность в каждого из нас. Главное – не наличие стандартных достоинств, а умелое использование собственных индивидуальных качеств.

Бросающиеся в глаза недостатки теории черт побудили к формированию нового подхода к феномену лидерства. Поскольку исследования различных групп не давали одинаковых результатов о чертах лидера, можно было предположить, что и характер лидеров таких социальных групп не может быть одним и тем же. Лидерство все чаще стало рассматриваться как функция ситуации.

Ситуационное направление в социальной психологии, первоначально развивавшееся бихевиористами, было подхвачено и неофрейдистами, и сторонниками интеракционизма. В эмпирических исследованиях лидер все больше начинает рассматриваться с точки зрения роли, которую он играет в группе.

Нельзя сказать, что ситуационизм полностью исключает представление об особенностях личности лидера, разработанное в теории черт. Некоторые исследователи полагают, что те или иные черты лидера просто варьируют в зависимости от ситуации. 

По А. Голдинеру, ситуационизм не отрицает, что качества личности играют большую роль, но считает, что лидерство «является продуктом ситуации в отдельных группах». Ситуационисты указывают, что лидерство в группе будет различным в каждой ситуации, что в определенной ситуации один человек может стать лидером, в другой ситуации – кто-либо другой.

По этому поводу Ж.Пиаже замечает, что ситуационизм рассматривает индивида как пустой ящик, наполняемый обществом, и при этом игнорирует активность личности.

Теория черт не удовлетворяет и другую группу социальных психологов. Они считают, что эта теория, фокусируя внимание на личности лидера, игнорирует вторую, по их мнению, более важную сторону отношений «лидер – ведомые». 

Группа сама выбирает лидера, который удовлетворяет ее интересы, лидер, в сущности, не более чем инструмент группы, утверждают они. Поэтому «тайна лидера» не в нем самом, а в запросах его последователей. «Именно последователь воспринимает лидера, ситуацию и в конечном итоге принимает или отвергает лидера», – замечает Ф.Сэнфорд.

Из всего сказанного вполне очевидно, что различные подходы к проблеме лидерства лишь в ограниченной степени могут быть приложимы к детским группам и к ситуациям педагогического воздействия (если угодно – взаимодействия). Хотя в последние годы ушедшего века и появились работы, посвященные руководству и лидерству в сфере воспитания и образования, их авторы, как правило, вольно или невольно придерживаются того или иного подхода, сложившегося в изучении лидерства в политической, военной, индустриальной сфере. Предпринимаются попытки выделить особые черты педагога-лидера – не выходящие, впрочем, за рамки традиционной и далеко не безупречной теории черт. 

А проблема выдвижения лидеров в детских и юношеских сообществах лишь в последние годы освободилась от идеологической окрашенности, однако оказалось, что помимо идеологического пафоса в ее разработке не так уж много и достигнуто. Вероятно, современные реалии диктуют необходимость возникновения новых теоретических подходов и эмпирических исследований – разумеется, с учетом сказанного и наработанного ранее.

А как же все-таки насчет тезиса «Лидером может стать каждый»?

Р.Бэрон, Д.Бирн и Б.Джонсон, авторы популярного учебника по социальной психологии, главу, посвященную лидерству, начинают таким советом. 

«Проведите среди своих друзей простой эксперимент. Попросите каждого из них оценить себя по семибалльной шкале от 1 (очень низкий показатель) до 7 (очень высокий показатель) с точки зрения потенциала лидерства. Как вы думаете, какие результаты вы получите? Вероятно, большинство людей поставит себе средний или даже высокий балл, и это будет отражать тот факт, что люди рассматривают лидерство как положительную характеристику».

Можно усомниться в достоверности такого прогноза в рамках нашей культуры, испокон веку исподволь приучавшей каждого «не высовываться», быть как все. 

Впрочем, мы, особенно юные, искусство жить нынче осваиваем преимущественно по американским учебникам – в самом широком смысле. Никому не хочется в аутсайдеры, руководства «Лидер в тебе» идут нарасхват.

А если не удается нащупать в себе потенциал вождя и культивировать в этом плане особенно нечего? Может, и не стоит особо убиваться на сей счет? Коли и вправду лидером может стать каждый, то каждому ли это нужно? И не стоит ли лишний раз вспомнить старый афоризм: «Научись владеть собой – и тогда ты получишь в свое распоряжение самое лучшее предприятие и самую достойную должность». Может быть, большинству из нас этого более чем достаточно?..»

Сергей Сергеевич Степанов. «Популярная психологическая энциклопедия».


МНОГО О ЛИДЕРСТВЕ - http://www.actually.pro/0427.html 

ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ УСПЕХА ИЛИ ЧТО НУЖНО ДЛЯ УСПЕШНОЙ КАРЬЕРЫ (и не только) ЕСЛИ ВЫ НЕ ДУРАК (без «вдохновения» и лжи) - http://actually.pro/0935.html

ОШИБКИ, РИСКИ, ЭФФЕКТЫ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ВРОЖДЕННЫЕ И ПРИОБРЕТЕННЫЕ, ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ВОЗМОЖНЫЕ ОГРАНИЧИТЕЛИ ЭФФЕКТИВНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ (СТАТЬИ) - http://www.actually.pro/0838.html

«ЭФФЕКТ ЗЕРКАЛА» В БИЗНЕС-СРЕДЕ -  http://actually.pro/1075.html

НАРЦИССИЧЕСКИЙ СТИЛЬ УПРАВЛЕНИЯ - http://actually.pro/1076.html 

ДЕЛО ГРУППЫ И ИНДИВИД - http://www.actually.pro/0563.html 

МНОГО О РУКОВОДИТЕЛЯХ - http://www.actually.pro/0514.html 

МНОГО О КОНСАЛТИНГЕ - http://www.actually.pro/0451.html



Все статьи Портала «Актуальные Управленческие Знания», находящиеся в свободном доступе, с рубрикаторами, можно изучить тут  (Excel) - http://www.actually.pro/portal.xlsx




Эксперт по проблемам организаций


Актуальные инструменты - статьи, цитаты и формы для
повышения вашей управленческой компетенции. Разбираться в предметах – это знать, как ими управлять и чего от них ждать.


Всегда рады Вас слышать


Свяжитесь с нами, если вам нужна помощь, хотите поделиться идеей или просто сказать привет.